Синяя тетрадь

Родителям

Проведи меня бескрайними полями
К той черте, что целует небо.
Где давно меня ждать устали,
Те, в кого я верю так слепо.

Отдохнуть на скамейку присело
Меж весною и летом время.
Протяну я руку несмело,
Разрывая прощания бремя.

А глаза у них цвета солнца,
В доме детством сиреневым пахнет.
И тогда, может быть, все вернется,
В сердце тонкой струною ахнет.

Город дождей

В этом городе вечная осень,
Никогда не кончается дождь,
Здесь никто ни о чем не просит,
Здесь никто ничего не ждет.

Плачет небо над мертвым гранитом,
Для тоски нет закрытых дверей,
Все мечты людьми позабыты,
Растворились в их хмурой толпе.

А душа стосковалась по лету,
Вся израненная болит,
Не хватает ей солнца, света
И цветов в придорожной пыли.

Робко просит, почти умоляет,
Словно нищая у кабака,
О любви, о встрече случайной,
По тебе стосковалась она.

Ты придешь ко мне в дождь, в непогоду,
И смахнешь с лица капли дождя,
Обниму тебя у порога
И скажу, что давно ждала…

Край Земли

Где-то там, на краю Земли
Звезды срываются в океан.
У причала – белые корабли,
Только жизнь – это ложь и обман.

И глаза твои в зеркале заднего вида,
В них – усталость и пустота,
Тебе кажется – это обида,
Кто-то скажет, что это Судьба.

Это медленно осень уходит,
Скоро снег заметет все мечты,
Одиночество вокруг дома бродит,
Посмотри – повсюду его следы!

Ты с тоскою смотришь на листья,
Что танцуют над черной рекой,
Тебе кажется, что-то случится,
Но обречены твои дни на покой.

И опять ты спешишь куда-то,
Только жизнь – это замкнутый круг,
Все равно ты вернешься обратно,
Где начался этот странный путь.

Ты стремишься вдаль, и так любишь
Бесконечность своей мечты.
Так торопишься жить – и губишь
Тем свои земные часы.

И тебе то смешно, то больно
Словно нет тебе места нигде.
Равнодушные только жизнью довольны,
Может, взять с них пример и тебе?

Бед не зная, идти за толпою.
Говорят, Край Земли – обман,
Только хочешь ты быть той Звездою,
Что срывается в океан.

****

А за плечами – купола церквей
Я знаю, в моем доме не погасят свечи
И будут ждать случайной весточки скорей,
Молясь своим Богам о новой встрече.

Быть может, кто-то тоненько вздохнет,
Взглянув, как утекает время с циферблата,
Но только у меня есть тысячи дорог,
Помимо сотни, пройденной когда-то…

****

В маленькой комнате с окнами в небо
Сердце, не требуй белых ночей!
Пусть только кони небесные белые
Спят на ладони раскрытой моей.

Я не люблю этот цвет. Слишком часто
Боль моя белого цвета была.
Жаль, сплошняком в переулках Арбатских
Белым – картины, на раме – цена.

В маленькой комнате с окнами в грозы
Все перепутано завтра-вчера.
Раньше меня не любили в прозе,
Ну, а теперь не любят в стихах.

****
Грязный уставший город
Из ливня по капле пьет.
Надышишься красотою,
Теряя за вздохом вздох.

Дождь – это твои мысли,
Смещенье календарей,
Шаги по краешку жизни
Неслышные феи твоей.

Временем фея с портрета
Смотрит на дно веков.
Сине-зеленое лето
Близ Патриарших прудов.

Солнечный луч на рояле
Белом, как облака
В сине-зеленые дали
Музыка льется нежна

Жаль, что волшебник создавший
Иллюзию прожитых дней,
Мечтою своей надышавшись,
Не сможет притронуться к ней.

На рассвете

Кто-нибудь проснется на рассвете,
Улыбнется, приоткрыв глаза,
Пьёт он чай с мечтой о лете,
Чистый, словно поутру роса.

Кто-нибудь после бессонной ночи,
Проведенной в спорах ни о чем,
Похмелиться утра свежестью захочет
И устало распахнет окно.

Кто-нибудь спит сладко на рассвете
И, наверное, цветные видит сны…
Солнце одинаково всем светит,
На Земле считает дни твои.

Чудеса приходят на рассвете,
Тоненькими шпорами звеня.
Новый день настанет – чист и светел,
Голубыми далями маня.

Неприкаянность

Неприкаянность цвета синего,
Одиночество в лунной комнате.
Прозвенит в тишине голос ближнего –
Зацеплюсь за него, как за облако.

Как живешь? Да, нет не исполнилось,
За меня свечи ставит город.
И мечты, словно дети безродные
Безнадежно по улицам бродят.

Корабли – мои белые птицы
Заржавели в порту от боли.
И теперь даже им не приснится
Океанского ветра воля.

Скажешь ты: Я сама придумала
Этот мир из причудливых линий,
А реальность — проще, уютнее,
в ней никто не рисует синим…

Как бы ни было, если протянутся
Километры жизни меж нами,
Тишина пусть ночная взрывается
Иногда твоими звонками.

Февраль

Слишком много было февраля,
Начинать ничего не хочу.
Нитку тонкую оборвала,
Ты – потонешь, а я – полечу.

На губах и ресницах – февраль
Обволакивающей тоской.
Под ногами – мокрый асфальт.
Ты души моей окна закрой.

Сколько окон таких в ночи
Горькой, тайной обидой светят
Непонимания сквозняки
Создают все ветра на свете…

Не укрыться от этих ветров,
В чужом доме – всегда февраль.
Двери заперты на засов,
А сквозь щели струится печаль.

Нет названья болезни моей,
И лекарства никто не выдумал.
В этом мире лживых теней
Счастье нам дается лишь искрами…

Затянулась дорога домой —
Сотни миль по тонкому льду.
Ты души моей окна закрой,
Я хоть каплю тепла сберегу.

НЕ…

Голубой, потухший вечер,
Солнце умерло вдали.
От предчувствия невстречи –
Лед кусочками в крови.

Разбросало нас по миру
Быстро повзрослели мы.
Не заставить играть Лиру
Состоянье нелюбви.

Ощущение неболи
Не пропеть, не прокричать
Я живу, как зверь в неволе,
На несон обречена.

Нарастает-убывает,
Словно стон из-под земли
Нет, не жалость и не память –
Осознанье НЕВИНЫ.

Легенда

Крылья бабочки смочит дождь,
Хочешь, я расскажу тебе сказку
О судьбе одной, где все – ложь,
Где ни капли тепла и ласки?

Дом стоит у дороги. Ночь
Распахнула над ним объятья
Крылья бабочки смочит дождь,
Только в дом ей не достучаться.

Не горит уже в окнах свет,
Дом один, на краю Вселенной,
Сил лететь у бабочки нет,
Но кому до нее есть дело?

Эта бабочка чья-то душа,
Не нашедшая в мире приюта,
Ищет свой она свет из окна,
Но лишь дождь прекратит ее муки.

Крылья бабочки смочит дождь…
Ты не любишь грустные сказки?
Но тогда чего же ты ждешь?!
Не жалей ни тепла, ни ласки!

Но закроешь окно, я знаю.
Все мы слепы к страданьям других.
И однажды, судьбу проклиная,
Будешь плакать у окон чужих….

Рыжая осень

Осень – девчонка рыжая
Косы свои расплела,
Любимого парня, бесстыжая,
Она у меня отняла.

За парнем тем я, не думая,
Пошла бы на край Земли,
Его я сама придумала,
Слепила из песен и тьмы.

Он сторожем нежным, невидимым
Надежно мой сон охранял,
Но осень его увидела
И за собой увела.

Дорогой дождей и туманов
Он с осенью вместе ушел.
И золотом листопадов
Мне осень платила за боль.

Мелькнула зима над крышами,
Бушует вовсю весна.
И осень, девчонку рыжую
Давно уж простила я.

Теперь я сама бесстыжая,
И парни моих подруг
Польстятся на волосы рыжие
И вместе со мной уйдут!

****

Одинокий огромный город
Ледяным одеялом укрыт.
Снег кружится почти не больно,
Я стою у окна – город спит.

Рыжий свет фонарей затерялся
В полумраке улиц кривых.
Ожидания привкус остался
На губах пересохших моих.

Этой ночью мне что-то не спится,
Грусть тягучая, как молоко.
Что-то все же должно случиться!
Эта ночь, как немое кино.

Все вокруг как-то приторно, пресно,
Жизнь, как выдохшееся вино,
Старомодная, грустная песня,
Но она о любви все равно.

В доме твоем…

В доме твоем, где закат
И рассвет – всегда на север.
В доме твоем, где мечта
Умерла, и не во что больше верить.

В доме твоем, где без слез
Я плакать училась.
В доме твоем все всерьез
Строили – не получилось.

В доме твоем, где любовь
Между ненавистью и страстью
Заблудилась и ищет кров –
Перетерпеть ненастье.

В доме твоем теперь
Нет меня. И скрипит уныло
Не закрытая мною дверь.
Сколько раз я уже уходила!

В доме твоем циферблат
Утренним солнцем раскрашен.
В доме твоем зеркала
Хранят отражения наши…

В доме твоем тишина
Поминальные ставит свечи.
В доме твоем тень моя
Поселилась, пока я – далече.

В доме твоем – нет меня,
Путь в твой дом – бесконечен.

Любить…

Порой бывает, кровоточит нежность,
Как рана, открывается при каждом шаге.
Ее я зашиваю так небрежно,
И истекаю жалостью к больной собаке.

Но жалость с нежностью сплетаясь воедино,
Для сердца все же недостаточно горьки.
Есть пострашнее пытка для безвинных:
Терзанья неосознанной вины…

Вы это чувство называете «ЛЮБИТЬ»?

Небесный сценарист

На пороге зимы: бессонница,
Водка, боль и усталый вдох.
В снегопад небеса откроются
На пороге Земных эпох.

Сценарист небесный бездарно,
Сразу набело пишет жизнь…
И вот уже чья-то старость –
Не нашедшая в себе смысл.

Нелюбимые дети скитаются
По дорогам больших городов.
Сценарист от похмелья мается:
Вдохновенье его ушло.

Отсчитывают столетия
Часы над рабочим столом,
Хотел бы создать он гения,
Но пишет все о простом.

О том, что кто-то работает,
Кому-то рожать детей,
С житейскими их заботами
Истории – подлинней.

И образы словно сливаются
В одно земное лицо
Героями не рождаются
Зимой, на пороге эпох…

Сочинитель

Два дня без дождя –
Ни много, ни мало…
Два дня без тебя –
И лето устало.

Два дня я не сплю,
В мой дом опустевший
Вливается воздух,
Впитавший всю нежность

По полустанкам,
залитым светом,
Бродит твой голос
В поисках лета

Два дня без надежды.
Сквозь дым сигареты
Все мысли мои
Врастают в небо

Мой город из камня
— И лезвие в ножны.
Иллюзии детства
Зашиты под кожу

100 прожитых лет
Терять не научат.
Безумцев – их нет,
Есть те, кому скучно…

Нет смысла в словах,
И ложь – в очертаньях.
… Давать имена –
— наверно, ПРИЗВАНЬЕ….

Без цвета

Предрассветье ломает сны
Смысла нет в черно-белом фрагменте,
Ощутить невозможность весны
В дней засвеченной киноленте.

Ощутить неподъемность век,
И беспомощность кончиков пальцев
Осознать, что СЕГОДНЯ – нет,
Падать и высоты не бояться.

Осознать безысходность дорог
И бессилие устремлений
Немощь мыслей своих и слов
И бессмысленность пробуждений.

И объять безнадежность побед,
И отнять у мечты своей строфы.
А потом, обернувшись в плед,
Заварить себе крепкий кофе.

Зачеркнуть невозможность весны
И начать в 100-й раз все с начала.
Вернуть цвет в предрассветные сны
И поверить, что не устала.

Пустое небо

Пусть темно-синие дома
Роняют электрические слезы
И плачут золотом окна,
Но на излете лета несерьезно
Молить, чтобы от осени тропинка отвела.

Сквозь шторы просочится белый день,
Затопит грязный город облаками.
За облаками вдруг заплачет чья-то тень,
Которую мы видеть перестали.

Мы все пророков ищем лишь в себе,
Нам этой ложью молоко по капле разбавляли.
И не от этого ли тяга к красоте?
Мы все – творцы, нам это с детства завещали.

Был властелином Он когда-то на Земле,
Но потеснили мы Его на пьедестале.
Мы научились большему. Но в суете
Мы дверь с петель души своей сорвали.

Итог столетия – пустые небеса!
Мы смотрим внутрь себя – на дно колодца.
Упорно ищем объяснений Чудесам.
Но Он ушел из нас и больше не вернется.

****

Невозвратность прикосновений
Меж рингтонами будничных дней.
Снов преступных легкие тени
Соберу я в руку скорей.

И босою шагну на рассвете
По сверкающей льдом росе.
Но роса моя хлынет на ветки
Слезами несбывшихся фей.

И деревья безмолвно заплачут,
Провожая слепую луну.
Притворюсь, что иду наудачу,
Что узнала в лицо мечту.

Воскрешу ее и подкрашу,
Чтоб прощаться нам не пришлось.
Я поверю: терять не страшно!
И тогда улыбнется дождь…

Посильнее сожми травинку,
И в ладонь потечет белый сок.
Так стихи – мои половинки
Рассыпаю у ваших ног…

За вину мою и невинность
Мне прощенье дарует Бог

****

Отлегло, отболело, ушло
И захлопнулись ящики памяти
Сорок лет на Земле прошло
Моросящим дождем по капельке

Не искать, не бороться, не ждать
Боль ложится не первым снегом
Визы не дали умирать
Жизнь по комнате бродит без дела

Не скорблю, не люблю, не гоню
Не поэт, не художник, не маг
Я подобно лесному ручью
Все теку и теку просто так

ЗАРИСОВКИ:

Самолеты режут небо,
от большого пирога
мне бы облака глоточек
И пускай летят года

****

Я старею даже во сне.
Под колесами дни растворяю в асфальте.
И ночные окна – мои сторожа.
Белый шум, дрожь дождя,
конец фильма…
Хватит!

****

Небо вздрогнет на дне колодца,
Я тебе ничего не скажу.
Ветер несмело к траве прикоснется.
Нежность растает звездой поутру…

****

Просто сумерки
И не ночь, и не вечер.
И без умолку
Ветер на ухо шепчет
Те слова, что стесняюсь сказать…
Взять бы под руку ночь, да пойти гулять!
Переулками,
Звезды накинув на плечи…

****

Звезды ловили пригоршнями,
Отвергая тщету надежд.
Все мы были хорошими,
Как бывает толпа невежд.

Сила порока – в знании
Клеток, чтоб избежать.
Строить их – ваше призвание,
Ну а мое – разрушать.

Молитва

Как я жду тебя, Слово,
Чтоб наполнить собой.
Ночи трепетной полог
Над моей головой.
Капли боли и света —
В зеркалах моих снов.
Я вдыхаю рассветы,
Запираю засов.

Я ловлю тебя, Слово,
Паутинкой души.
Берегу все, что ново,
И уйти поспешит:
Робкий звук, странный привкус,
Зазевавшийся шаг,
И тоски моей приступ,
И мечты моей страх —
Все храню в зеркалах.
Отрази меня, Слово!

Воскреси меня, Слово,
Я рождаюсь тобой!